微信截图_20190926200027.png

Главная страница >> Культура >> текст

Родина тутовых шелкопрядов

2019-10-31    журнал"КИТАЙ"

  • 9.jpg

< >

Родина тутовых шелкопрядов

ЦЗУН ХЭ

Китай – страна, которая первой в мире занялась шелководством и шелкопрядением. В сентябре 2009 г. «шелководство и технологии шелкоткачества Поднебесной» официально вошли в Реестр фольклора и нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Внесенное в этот список китайское наследие включает в себя ряд традиционных технологий (разведение тутовых деревьев и тутового шелкопряда, шелкомотание, окраску и шелкопрядение), различную шелковую продукцию (набивной шелк, узорчатый шелк, ситовую ткань и парчу) и соответствующие народные нравы и обычаи. До сих пор в северной части пров. Чжэцзян, в южной части пров. Цзянсу, в бассейне озера Тайху, в г. Чэнду пров. Сычуань и других районах страны по-прежнему сохраняется шелководство, технологии шелкоткачества и соответствующие им народные обычаи, придающие этим местам особый культурный колорит.

Традиционные технологии

В течение двух с лишним тысяч лет для крестьян Древнего Китая выращивание тутовника, разведение тутового шелкопряда и шелкопрядение являлись важной составной частью семейного подсобного хозяйства, которая зачастую давала значительную прибавку к доходам семьи. Шелководы уделяли пристальное внимание гусеницам тутового шелкопряда, ласково называя их «малышами». Всех женщин, – как замужних, так и девиц, – которые отвечали за выкармливание гусениц шелкопряда, уважительно называли «мамами гусениц». Это подчеркивало, что уход за ними был также сложен и важен, как за младенцами.

Разведение тутовых шелкопрядов – кропотливая и тяжелая работа. Вся жизнь гусеницы состоит из 4 этапов: яичка, гусеницы, куколки и бабочки. В течение примерно 28 дней гусеницы непрерывно едят тутовые листья и постепенно растут. Потом, после трехкратной спячки, они значительно светлеют и начинают выделять нити, завивая вокруг себя коконы. В этот момент они требуют особенно тщательного внимания. Окончив работу, гусеница засыпает в коконе и спустя 10–12 дней превращается в куколку. Однако если дождаться выхода бабочек, то коконы станут непригодными для получения шелка: бабочки «прорвут» в них отверстие, разрушив шелковую нить. Поэтому не позже чем  8–9 дней с начала окукливания коконы передают на первичную обработку, которая включает в себя умерщвление куколки паром и последующую обработку кокона горячей водой при температуре 95–98°С на 1,5–2 мин для размягчения клеящего вещества – серицина. Весь этот процесс требует от шелководов пристального внимания и неустанных усилий.

Благодаря тысячелетней практике, китайские шелководы накопили немало опыта, передающегося из поколения в поколение. На сегодняшний день сформировался целый комплекс знаний и технологий, охватывающих весь процесс производства, включая тутоводство, выведение грен (так называются яички бабочки тутового шелкопряда), выкормку гусениц, предотвращение и лечение их болезней, борьбу с вредителями, шелкомотание, специфические орудия труда и т. д.

Часть духовной жизни

Шелководство и шелкопрядение не ограничиваются лишь традиционными технологиями и сопутствующими знаниями, они также проникли в повседневную жизнь и породили различные народные нравы и обычаи, охватывающие местную религию, праздники, ритуалы жертвоприношений, церемонии свадьбы и похорон, фольклор и искусство.

В течение длительного времени шелководы поклоняются богу гусениц тутового шелкопряда, считая его властителем шелководства. В период правления династий Мин и Цин (1368–1644 гг.) на территории пров. Чжэцзян и Цзянсу были возведены многочисленные храмы в честь бога гусениц, да и непосредственно в крестьянских дворах приносились жертвы этому же божеству. Особенно почитался бог гусениц в праздник Цинмин (традиционный китайский праздник поминовения усопших, отмечающийся на 104-й день после зимнего солнцестояния, или 15-й день после весеннего равноденствия) – во многих районах страны проводились храмовые праздники, устраивались торжественные обряды жертвоприношений этому богу, такая традиция сохранилась до сих пор.

Мастерство шелководства и шелкопрядения породило многообразную и богатую по содержанию художественную сокровищницу народного искусства, воплотившуюся в местном театре. Люди верили, что если пригласить театральную труппу исполнить постановку, то небо пошлет удачу в делах. Благодаря этому поверью, местный театр пользовался большой популярностью и быстро развивался.

Совершенно естественно, что в районах активного шелководства бытуют посвященные ему народные сказания, легенды, песни и пословицы, которые выделяются богатым содержанием и широким влиянием на повседневную жизнь.

Можно сказать, что в течение двух с лишним тысяч лет шелководство и шелкопрядение занимали важное место в материальном производстве Поднебесной, и неизменно оказывали глубокое влияние на духовную жизнь китайского народа.

Новая концепция сохранения

Шелководство и шелкоткачество зародились в традиционном аграрном обществе, где в течение тысячелетий все технологии передавались изустно. Сегодня, в условиях бурно урбанизирующегося Китая, среда их существования неизбежно сжимается, а современная культура сама по себе не способствует их сохранению.

К счастью, важность осознания необходимости охраны этого бесценного наследия активно пропагандируется китайским правительством, к этой проблеме привлечено внимание научно-исследовательских структур и всех слоев нашего общества. Ныне все заинтересованные стороны сошлись в едином понимании необходимости придерживаться принципа комплексного сохранения древнего наследия. Например, объединив в своей работе в совокупности все факторы местного народного промысла, в 2009 г. власти района Юйхан пров. Чжэцзян создали первый в провинции заповедник, направленный на сохранение как технологий, так и самой местной экосистемы шелководства, центром которого является село Танбэй. Китайский шелковый музей также учредил Центр охраны и исследования культурного наследия шелководства и шелкопрядения Китая, деятельность которого включает повсеместное изучение традиционных технологий, затрагивающих шелководство, шелкопрядение, окраску и вышивку по шелку. В частности, шаг за шагом продвигаются два проекта: «Исследование культурного наследия шелководства и шелкопрядения в период новой истории» и «Устная история шелка». Благодаря этим неустанным усилиям в Китае уже сформировалась модель комплексной охраны традиционного шелководства и шелкопрядения. Вместе с тем, по всей стране широко разворачивается работа по созданию пространства тематического культурного туризма, а также повышению уровня владения мастерством шелководства и шелкопрядения. Примечательно, что сплав охраны культурного наследия с его общественно-культурным использованием становится той новой моделью симбиоза, поиск которой так активно проводят многочисленные защитники культуры в Китае.

Многие специалисты в области истории и культуры неоднократно отмечали, что традиции шелководства и шелкопрядения практически сформировали веру, ценностные представления и особенности поведения китайской нации, стали для нее богатым культурным наследием и дают Поднебесной мощную культурную силу. С этой точки зрения можно заключить, что охрана культурного наследия шелководства и шелкопрядения непосредственно отвечает сегодняшним запросам широких масс китайского народа в его стремлении, в условиях активно нивелирующего все различия современного мира, сохранить свою идентичность как единого народа с помощью вечных универсальных ценностей.

на странице

на следующей странице

Родина тутовых шелкопрядов

2019-10-31    журнал"КИТАЙ"

  • 9.jpg

Родина тутовых шелкопрядов

ЦЗУН ХЭ

Китай – страна, которая первой в мире занялась шелководством и шелкопрядением. В сентябре 2009 г. «шелководство и технологии шелкоткачества Поднебесной» официально вошли в Реестр фольклора и нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Внесенное в этот список китайское наследие включает в себя ряд традиционных технологий (разведение тутовых деревьев и тутового шелкопряда, шелкомотание, окраску и шелкопрядение), различную шелковую продукцию (набивной шелк, узорчатый шелк, ситовую ткань и парчу) и соответствующие народные нравы и обычаи. До сих пор в северной части пров. Чжэцзян, в южной части пров. Цзянсу, в бассейне озера Тайху, в г. Чэнду пров. Сычуань и других районах страны по-прежнему сохраняется шелководство, технологии шелкоткачества и соответствующие им народные обычаи, придающие этим местам особый культурный колорит.

Традиционные технологии

В течение двух с лишним тысяч лет для крестьян Древнего Китая выращивание тутовника, разведение тутового шелкопряда и шелкопрядение являлись важной составной частью семейного подсобного хозяйства, которая зачастую давала значительную прибавку к доходам семьи. Шелководы уделяли пристальное внимание гусеницам тутового шелкопряда, ласково называя их «малышами». Всех женщин, – как замужних, так и девиц, – которые отвечали за выкармливание гусениц шелкопряда, уважительно называли «мамами гусениц». Это подчеркивало, что уход за ними был также сложен и важен, как за младенцами.

Разведение тутовых шелкопрядов – кропотливая и тяжелая работа. Вся жизнь гусеницы состоит из 4 этапов: яичка, гусеницы, куколки и бабочки. В течение примерно 28 дней гусеницы непрерывно едят тутовые листья и постепенно растут. Потом, после трехкратной спячки, они значительно светлеют и начинают выделять нити, завивая вокруг себя коконы. В этот момент они требуют особенно тщательного внимания. Окончив работу, гусеница засыпает в коконе и спустя 10–12 дней превращается в куколку. Однако если дождаться выхода бабочек, то коконы станут непригодными для получения шелка: бабочки «прорвут» в них отверстие, разрушив шелковую нить. Поэтому не позже чем  8–9 дней с начала окукливания коконы передают на первичную обработку, которая включает в себя умерщвление куколки паром и последующую обработку кокона горячей водой при температуре 95–98°С на 1,5–2 мин для размягчения клеящего вещества – серицина. Весь этот процесс требует от шелководов пристального внимания и неустанных усилий.

Благодаря тысячелетней практике, китайские шелководы накопили немало опыта, передающегося из поколения в поколение. На сегодняшний день сформировался целый комплекс знаний и технологий, охватывающих весь процесс производства, включая тутоводство, выведение грен (так называются яички бабочки тутового шелкопряда), выкормку гусениц, предотвращение и лечение их болезней, борьбу с вредителями, шелкомотание, специфические орудия труда и т. д.

Часть духовной жизни

Шелководство и шелкопрядение не ограничиваются лишь традиционными технологиями и сопутствующими знаниями, они также проникли в повседневную жизнь и породили различные народные нравы и обычаи, охватывающие местную религию, праздники, ритуалы жертвоприношений, церемонии свадьбы и похорон, фольклор и искусство.

В течение длительного времени шелководы поклоняются богу гусениц тутового шелкопряда, считая его властителем шелководства. В период правления династий Мин и Цин (1368–1644 гг.) на территории пров. Чжэцзян и Цзянсу были возведены многочисленные храмы в честь бога гусениц, да и непосредственно в крестьянских дворах приносились жертвы этому же божеству. Особенно почитался бог гусениц в праздник Цинмин (традиционный китайский праздник поминовения усопших, отмечающийся на 104-й день после зимнего солнцестояния, или 15-й день после весеннего равноденствия) – во многих районах страны проводились храмовые праздники, устраивались торжественные обряды жертвоприношений этому богу, такая традиция сохранилась до сих пор.

Мастерство шелководства и шелкопрядения породило многообразную и богатую по содержанию художественную сокровищницу народного искусства, воплотившуюся в местном театре. Люди верили, что если пригласить театральную труппу исполнить постановку, то небо пошлет удачу в делах. Благодаря этому поверью, местный театр пользовался большой популярностью и быстро развивался.

Совершенно естественно, что в районах активного шелководства бытуют посвященные ему народные сказания, легенды, песни и пословицы, которые выделяются богатым содержанием и широким влиянием на повседневную жизнь.

Можно сказать, что в течение двух с лишним тысяч лет шелководство и шелкопрядение занимали важное место в материальном производстве Поднебесной, и неизменно оказывали глубокое влияние на духовную жизнь китайского народа.

Новая концепция сохранения

Шелководство и шелкоткачество зародились в традиционном аграрном обществе, где в течение тысячелетий все технологии передавались изустно. Сегодня, в условиях бурно урбанизирующегося Китая, среда их существования неизбежно сжимается, а современная культура сама по себе не способствует их сохранению.

К счастью, важность осознания необходимости охраны этого бесценного наследия активно пропагандируется китайским правительством, к этой проблеме привлечено внимание научно-исследовательских структур и всех слоев нашего общества. Ныне все заинтересованные стороны сошлись в едином понимании необходимости придерживаться принципа комплексного сохранения древнего наследия. Например, объединив в своей работе в совокупности все факторы местного народного промысла, в 2009 г. власти района Юйхан пров. Чжэцзян создали первый в провинции заповедник, направленный на сохранение как технологий, так и самой местной экосистемы шелководства, центром которого является село Танбэй. Китайский шелковый музей также учредил Центр охраны и исследования культурного наследия шелководства и шелкопрядения Китая, деятельность которого включает повсеместное изучение традиционных технологий, затрагивающих шелководство, шелкопрядение, окраску и вышивку по шелку. В частности, шаг за шагом продвигаются два проекта: «Исследование культурного наследия шелководства и шелкопрядения в период новой истории» и «Устная история шелка». Благодаря этим неустанным усилиям в Китае уже сформировалась модель комплексной охраны традиционного шелководства и шелкопрядения. Вместе с тем, по всей стране широко разворачивается работа по созданию пространства тематического культурного туризма, а также повышению уровня владения мастерством шелководства и шелкопрядения. Примечательно, что сплав охраны культурного наследия с его общественно-культурным использованием становится той новой моделью симбиоза, поиск которой так активно проводят многочисленные защитники культуры в Китае.

Многие специалисты в области истории и культуры неоднократно отмечали, что традиции шелководства и шелкопрядения практически сформировали веру, ценностные представления и особенности поведения китайской нации, стали для нее богатым культурным наследием и дают Поднебесной мощную культурную силу. С этой точки зрения можно заключить, что охрана культурного наследия шелководства и шелкопрядения непосредственно отвечает сегодняшним запросам широких масс китайского народа в его стремлении, в условиях активно нивелирующего все различия современного мира, сохранить свою идентичность как единого народа с помощью вечных универсальных ценностей.

微信截图_20190926200027.png